Не сентиментальная история

Потрясение до слез в глазах и комка в горле испытываешь к финалу нового спектакля «Тормыш корабы» («Непростая история»), поставленного на сцене Альметьевского театра Гузель Акбердиной по мотивам рассказов Амирхана Еники.

У премьеры, как это водится в национальных театрах, два названия. В некоторых случаях второе наименование – это подстрочный перевод первого. В нашем случае оба названия разные, и оба несут в себе смысл. «Тормыш корабы» – корабль жизни. Ученые, люди искусства на протяжении последних лет пытаются объяснить: мы все плывем в одной лодке, и наивно думать, что беда или радость другого пройдет мимо тебя.

Герои непростой истории, рассказываемой актерами, встречаются и плывут на одном теплоходе. Простой, понятный символ. Слепой юноша, наблюдая душой за происходящим, каждому герою отмеряет свою притчу, свою мысль. Тоже ясный символ: издавна устами детей и юродивых глаголет истина.

И таких символов в спектакле немало. Качели, например, или шум волны. Или платок. Вокруг него и выстраивается сюжет спектакля. Героиня спектакля Диляра, ее роль исполняет Мадина Гайнуллина, стремится во что бы то ни стало заполучить необыкновенный платок и вместе с ним любовь юноши Хариса – его играет молодой актер театра Раушан Мухамметзянов. Но волшебный платок (о, такой платок хотела бы иметь каждая женщина!), как и любовь Хариса, предназначены не для нее.

…Чем же потрясает «Непростая история»? Почему заставляет переживать? Думаю, своей реалистичностью. Это не сентиментальная история со счастливым концом, это человеческая история, конец которой может быть разным, несчастливым в том числе. В этой истории нет безгрешных, как нет их и в жизни. У всех свои ошибки и их раннее или позднее осознание. Своя безысходная тоска по утраченному счастью. Ожидание любви, и искра надежды, которая сводит с ума. Оттого-то и комок в горле.

Спектакль построен на сочетании психологического театра и стиля контепри – это разновидность европейского танца, когда движение переходит в танец, а танец – в движение. И воплотить на сцене задумку режиссера альметьевским актерам, как молодым, так и обремененным званиями, удается. Не уверена, применима ли такая аллегория в отношении театрального искусства, но я бы сказала, что актеры играют вкусно – наверное, потому, что им самим это ново, непросто и в то же время интересно.

«Стилистика спектакля сложная, нетипичная для актеров, – заметила на репетиции спектакля режиссер Гузель Акбердина. – В театре Вахтангова висят три микрофона на сцене. Почему? Потому что сейчас стилистика театра переходит в малый зал, зрители хотят слышать человеческую речь рядом, чувствовать теплоту человеческого дыхания, им хочется камерности». Вот и я поймала себя на мысли, что «Непростую историю» лучше переживать в одиночку. Может быть, чтобы не стесняться собственных чувств?

Лилия СЕДЕЛЬНИКОВА

 

фото автора

Источник газета "Знамя Труда"

Мы Вконтакте

Баннер

Муз.сувенир Джалиль